Шапка сайта Благодатное
Поселение родовых поместий Благодатное. Новосибирская область, Ордынский район
О нас
Пресса о нас
мы сами о нас
Новости
Наши статьи
Поселенские истории
Строительство
Семена и саженцы
Земледелие
Рукоделие, ремёсла
Для родителей
Праздники
Философское
Решись быть здоровым!
Жена-богиня
С миру по нитке
Благодатные растения
Дикие птицы и животное окрестностей поселения Благодатное
Фотовыставка
Поболтаем
Вопрос-ответ
Форум
Написать авторам
Близкие сайты
Подписка на рассылку
Мастерская льняных изделий Свет и радость
Земельные участки (гектары) под родовые поместья в Ордынском районе Новосибирской области
Продажа семян
Реклама на сайте пос. Благодатное
Яндекс.Погода
Голосование

Где в РП уместно использовать наёмный труд?

Только при первоначальном строительстве.
При уходе за садом-огородом.
В быту (домработница).
В воспитании детей: нянька, школьный учитель.
Да везде, все работы хороши.
В своём РП я не допущу никаких внешних энергий.
 

Там, где начинается пространство любви


Рубрика: Философское. Автор: Елена Балдина. Опубликовано: 2015-03-25.

Наступило новое утро очередного счастливого, радостного дня созидания пространства любви.

Семейная пара Петровых, позавтракав, вышла на крыльцо. Это была добрая, дружная семья. Четыре года назад они взяли гектар земли и с любовью начали возделывать её. Хозяин дома, крепкий, улыбчивый мужчина, обнял голубоглазую русоволосую жену и предложил:

— Пойдём, Машунь, посидим на скамеечке немного перед трудовым днём.
— Пойдем, Васенька! — согласно откликнулась молодая женщина.

Они сели на красивую скамью возле дома, муж вытянул ноги и окинул взглядом свое родовое поместье:

— Как же все-таки хорошо у нас с тобой! Все подрастает постепенно, все меняется вокруг. Раньше голое место было, а теперь и сад, и пруд, и цветов сколько! Умница ты у меня! Хорошо, что убедила меня взять землю!
— И я тоже рада! Столько счастья приносит это мне! Столько радости!..

Ещё некоторое время они делились радостью друг с другом и восхищённо осматривали свое пространство. Неожиданно Маша перестала улыбаться. Ее взгляд скользнул по краю своего участка на границе с соседями.

— А вот это не радует меня, Вася…, — озабоченно произнесла она.
— Что такое, милая? — встрепенулся муж, развернувшись к жене.
— Видишь вон с того угла поместья соседи наши посадили дубок. В том году он еще маленький был, а сейчас уже подрос, затенять стал наше с тобой пространство любви.
— А я ведь им говорил, чтобы подальше дерево отодвинули, — разом вскипел муж. — Просил же их по-человечески! Несколько раз объяснял. Нет, не понимают!
— Может, посыпать чем-нибудь? — предложила жена.
— Я что-нибудь придумаю, милая! Это не порядок, не по-соседски — затенять соседям их пространство любви! Полью бензином или уксусом, мигом засохнет. А я ведь даже предупреждал, что если нам мешать будут их деревья, то я их повыдергиваю! Идиоты, честное слово! — возмущенно проговорил Василий, и это слово было самым добрым из всего произнесенного далее в адрес непонимающих соседей.

На участок Петровых забежала соседская дворняжка Тузик. Радостно повиляв хвостиком, Тузик, поднял заднюю ногу, пометил ближайшее деревце и направился вглубь поместья.

— Тузик! Вот собака такая! Ты куда, паразит! Это наше поместье! — с негодованием Машенька огляделась по сторонам, подыскивая подходящую палку.

— Вася! — позвала она громко мужа, — ну что это такое! Никакого житья нет от этой собаки! Ходит, как у себя дома, грядки топчет!

— Машунь! — Вася принёс из сарая палку. — Давай уже будем действовать. Не у всех ещё сознание раскрытое, как у нас. Не понимают многие, как надо жить по-добрососедски. Ты, главное, не волнуйся. Завтра куплю какой-нибудь порошок для садовых грызунов и Тузика угощу. Это же наше пространство любви и его беречь надо! Охранять! А я тебе обещал, что всё сделаю для твоего счастья!

Маша расправила лобик и, улыбнувшись, подошла к мужу.

— Радость ты моя! Защитник! Ты забыл? У нас ведь ружье есть, которым ты бродячего кота подстрелил той весной.
— Точно, — хлопнул себя по лбу муж и через несколько минут выскочил из дома с ружьем. Раздались несколько выстрелов. Испуганная собачонка выскочила из кустов и во весь дух помчалась по дороге.

Вася вытер пот со лба и грозно крикнул вслед:

— Берегись, Тузик! Последнее предупреждение!

И они дружно стали обсуждать поведение соседей, которые не так ведут себя, как бы им хотелось, не стесняясь при этом в выражениях.

Неожиданно позади раздался неясный звук. Василий обернулся.
Со стороны соседнего участка по их поместью шла женщина в длинном светлом платье. С веселой улыбкой она оглядывала все вокруг.
Супруги развернулись к ней и стали всматриваться: кто это идёт по их земле?
Вася запальчиво сказал:

— Надо, всё-таки, Маш, натянуть там какой-нибудь шлагбаум и замок повесить. Это уже безпредел какой-то! То одни ходят, то другие, то пешком, то на машинах. Послал же Бог соседей!
По тропинке родового поместья Петровых женщина приблизилась к хозяевам.

— Здравствуйте, — мелодичным голосом произнесла она и улыбнулась приветливо и светло.
— А вы кто? — не поздоровавшись, хором спросили разгоряченные Петровы.
— Я Анастасия, — продолжая улыбаться, легко ответила незнакомка.
— А почему по чужому участку ходите? У нас это не принято. Видите дорогу, вот там и ходите. А это наше! Может, на цветочки наступили или, не дай Бог, кедрик задели, который я в честь прамамочки посадила? — едва сдерживаясь, хмурилась Машенька.

Женщина опять улыбнулась и спросила по-доброму:

— А что вы здесь делаете?
— Как что? — опешил Василий. — Создаем пространство любви, — и выразительно посмотрел на незнакомку.
— И где оно? — ласково спросила женщина.
— На нашем гектаре, — важно ответил хозяин. — Вы, наверное, книг не читали, поэтому и не знаете, где оно.
— А моё пространство любви всегда со мной, — продолжая ласкать голосом, улыбаясь, сказала гостья, — где бы я ни была.
Супруги с недоумением уставились на неё и переглянулись: точно! что с неё взять — книги не читала!
— И где же оно у вас? — спросили насмешливо.
Женщина поднесла руку к своему сердцу:

— Вот здесь, — и спокойно обойдя опешивших Петровых, вышла на дорогу. Потом обернулась и тихо, словно для себя, добавила:

— Оно не ограничивается ничем, никакими условными границами… Где я, там и пространство любви… Всё своё ношу с собой.

Машенька с недоумением уставилась на мужа. Он, в свою очередь, молча глядел на жену.
В его груди, где-то возле сердца, появилось необычное ощущение. Как-то стало тепло, лёгкость пошла по телу. Он зажмурил глаза, прислушиваясь к новому состоянию. А когда открыл их, глянул на жену. Она стояла рядом, не открывая глаз, положив руку на свою грудь. Выражение её лица постепенно смягчалось, теплело, вот уже нежная улыбка тронула губы. Из сомкнутых глаз просочились две слезинки, проложив дорожку для целого потока. Она тихонько прошептала, глотая слёзы:

— Вася!.. Что это?
Открыв глаза, она увидела слёзы и в глазах любимого.

— Может, мы невнимательно читали? Я не помню, чтобы Анастасия про это говорила, — и неожиданно смолкла, вспомнив имя незнакомки, заглянувшей к ним.

— Это была Анастасия… — широко распахнув глаза, удивлённо прошептала Мария.
— Да, Анастасия… — растерянно проговорил Василий. — А ведь мы во всём старались соответствовать книгам… С друзьями спорили, ссорились, кто лучше книги понял… Только вот понимание куда-то ушло меж нами. Друзей растеряли… Каждый в свой гектар уткнулся, в свое пространство любви… А что за своим пространством любви, какая территория? Разлада, что ли, и непонимания? Неискренности и отчуждённости? Каждый правым хотел казаться перед другими, а других не принимал. Общее поэтому и не создавалось. Вот такой узор!.. — глядя вглубь себя, говорил взволнованно Василий. И картина происходящего в поселении открывалась ему со всей ясностью. Тонкое это дело, кропотливое, деликатное — бережно, трепетно плести кружево взаимоотношений с людьми. Чтобы и доверие сохранялось, и уважение, и понимание, и дружба, и любовь, и совместное созидание…
— Наверное, что-то мы упустили, Вася. Важное что-то… Чувствуешь?.. — и припав к груди мужа, Маша заплакала во весь голос. Когда изнутри вместе со слезами вышла вся горечь, накопившаяся за годы нелёгкого строительства пространства любви, Маша заговорила совсем другим голосом, более нежным, проникновенным и тихим:
— Какой красивый дубочек вырастает у Ивановых! Правда, Вась? Такой развесистый!.. Могучий дуб будет! Как мы не замечали этого раньше? А кот чужой… Можно ведь было в мисочку для него молока наливать, он бы мышей на гектаре ловил. А мы в него — из ружья… А Тузик… такой маленький и весёлый. Заходит к нам в гости поздороваться, а мы палкой на него… На соседей все время ругаемся, что ездят и пылят, не там ходят… А если бы с той стороны у нас шлагбаум стоял, как бы Анастасия к нам зашла?.. Правда же, Вася? Как?!

И они, не сговариваясь, повернули головы и посмотрели вслед ушедшей женщине. Та шла легко по широкой дороге, помахивая веточкой, поднятой возле поместья Петровых. Почувствовав их взгляды, женщина обернулась, вскинула руки к солнцу и помахала им так, словно звала их с собой в какой-то неведомый прекрасный мир, где всюду царят любовь, открытость, доброта, нежность и искренность… Теплая волна окутала Петровых, увлажнились глаза. Василий обнял жену за талию, привлёк к себе. Подняв руки, они доверчиво помахали вслед женщине по имени Анастасия, которая неуловимым движением своей души открыла их сердцам путь в новое измерение пространства истинной Любви и Света.





comments powered by HyperComments